Простреленный





Леонид НЕТРЕБО

ПРОСТРЕЛЕННЫЙ

…Пуля навылет – ему показалось, что он ее увидел, звякнувшую и покатившуюся по каменному тротуару, побежавшему вниз. И он сам, необычно напрягшись, как бы покатился без сил, на одном ускользающем разуме, на понимании того, что нельзя останавливаться, нельзя показывать тем, кто сейчас смотрит в спину, что его прошило насквозь: пусть думают, что это он просто так на секунду остановился, оттого, что рядом прожужжало что-то, щелкнуло по дувалу, чиркнуло по камням. Нельзя показывать кровь, которая, наверняка, уже залила всю пазуху и спину, и сейчас просочится сквозь гимнастерку, туго обхваченную ремнем, и закапает на камни. Они увидят это в бинокль и сейчас же пойдут следом.

Collapse )

ПОЛЯРНЫЕ СОВЫ С ДИЭЛЕКТРИКОМ

Леонид НЕТРЕБО

ПОЛЯРНЫЕ СОВЫ С ДИЭЛЕКТРИКОМ

Что такое конденсатор? Ни за что не угадаете. А это вот что: две полярные совы с диэлектриком.

Никогда не спорю с дураками и шибко грамотными – себе дороже.

А поскольку кругом, как на подбор, одни такие (сам я человек средний), то по большей части приходиться вести себя нейтрально. Молчать или улыбаться из вежливости – на глупости одних и умничанья других. Поэтому в коллективе меня за глаза называют соответственно жизненной позиции: вежливый молчун. Или: улыбчивый молчун. Без всякого там сарказма, беззлобно. Я не против – ведь, получается, ни умным, ни глупым зацепиться не за что. А злиться им и без меня есть на кого – друг на друга. Энергию девать некуда. Умные аж трясутся, когда их не понимают глупые, а глупые скрипят зубами на грамотных – за то, что из понятных вещей делают невесть что.

Я по молодости пробовал в такие «полярные» диалоги впрягаться. Результат – сами знаете какой: двое дерутся, третий виноват. Нет уж, я лучше губы растяну, когда меня в свидетели привлекают (скажи, мол, принципиально, как на твой взгляд, на чьей стороне правда?). Где понимающе, где нейтрально – улыбнусь. Или сделаю вид, что не расслышал, или задремал, или – некогда мне. Интересно, но некогда – извините, опаздываю, побежал.

Но, увы, убежать не всегда получается. Работа такая.

Collapse )

ПОЛУОСТРОВ НАЛИМ

Леонид НЕТРЕБО

ПОЛУОСТРОВ НАЛИМ

Времена романтического Севера кончились. Большинство нынешних северян никакие не бродяги и даже не охотники и не рыбаки. Живут в многоэтажных домах, смотрят телевизор, блуждают по Интернету. В соответствующий сезон некоторые, исключительно ради разминки, гуляют по грибы и ягоды, а самые ленивые, но компанейские, иногда жарят шашлыки на ближайшей облезлой опушке. 

“Скукотища. Причём, скукотища особая, северная. Более цепляющая за живое. В думах о неиспользуемых потенциалах в череде убегающих лет. Ведь стоят наши северные города, по сути, посреди тайги, тундры. И неспроста, видимо, нордическое небо посылает нам особые знаки замысловатыми переливами полярного сияния. И говорит оно: о, люди, вы – часть природы!..” И так далее.

Collapse )

ПОДУТЬ НА ШАРОВУЮ МОЛНИЮ

Леонид НЕТРЕБО

ПОДУТЬ НА ШАРОВУЮ МОЛНИЮ

1.

…Прочь, мятая шторка, и – шаг вперед. Сейчас он искупается в яростных лучах софитов, в дожде оваций, в восхищенных взглядах поклонниц… 

– Слишком вычурный фасон!.. – просто сказала жена, при этом вскинутые брови и распахнутые глаза вполне годились для нежданной встречи после долгой разлуки. Ноты и мимика не соответствовали: так странный человек, закинув голову к небу, вдруг заговорит о земле; или, глядя на языки пламени, изречет нечто, относящееся к противной стихии. 

Впрочем, этот эпизод произошел чуть раньше и, наверное, на самом деле, разноречивость жестов и слов, если и случилась, то лишь слабо выраженной, а может быть, и вовсе отсутствовала. Но потом, как это часто бывает, представилось, что именно отсюда завязался сюжет…

Казалось бы, что сверхъестественного в том, что у человека в автобусе тайно изъяли (или все же, точнее сказать, украли) – не важные документы, не полсостояния, – а всего лишь кошелек с отпускной зарплатой, пусть даже и предназначавшейся для покупки давно желанного выходного костюма? Однако Жоржу это событие вдруг отчетливо высветило всю глубину его жизненной нетвердости, униженности перед рядовыми, в общем-то, обстоятельствами. Нет, дело, конечно, не в кошельке. Все гораздо печальнее и ужаснее.

Вечером жена, кажется, окончательно успокоившись, устало заключила: «Жулики не лезут в карман к кому попало. Значит, к тебе можно». Это был более чем диагноз, – приговор. 

Collapse )

московский импрессионизм

Леонид НЕТРЕБО

МОСКОВСКИЙ ИМПРЕССИОНИЗМ

Конец отпуска я провел в деревне, у дальних родственников, которых не видел лет сто. Настал день, когда нужно было выбираться в столицу, где назавтра меня ожидал привычный многочасовой авиарейс на северо-восток страны, домой. Давно заметил, что если дело касается обратной дороги, то уже в аэропортах чувствую себя почти дома – именно в залах ожидания начинаю отходить от перипетий отпуска, который каждый год полощет горемыку-северянина по всей стране, а бывает и за ее пределами: родственники, море, личные дела и тому подобное. Как говорится, возможны варианты, но результат примерно один и тот же: к концу маршрута – выжатый лимон, с нелогичной, казалось бы, радостью: «Ура! – кончился отпуск!» Не все жители Большой Земли могут поверить в подобную извращенную радость, но это так. 

Для того чтобы попасть в столицу из этих чертовых куличек, на которых угораздило родиться моим родственникам, мне нужно было пешком добраться до трассы; оттуда, надежнее всего – попуткой, до районного центра, от которого рукой подать до железнодорожного вокзала. И через несколько часов я в столице. В общем-то, не самый худший вариант для наших просторов. Может быть, зря я про чертовы кулички: уж если упоминать подобные мистические понятия, то уместнее относительно тех пунктов, куда я направляюсь и где постоянно проживаю.

Collapse )

МИССИС СМАЙЛ

Леонид НЕТРЕБО
                             МИССИС СМАЙЛ
Время от времени, помимо воли, я отрываюсь от бессмысленной пестроты журнальных картинок и взглядываю на нее. В этом – моя непреодолимая подчиненность чему-то внешнему. А может быть, внутреннему. Поэтому я “делаю вид”: пытаясь обмануться, заставляю себя смотреть на объект моего притяжения с интересом, будто мне действительно необходимо это созерцание. (Но тайком – иначе, я знаю, ей мое внимание будет обидно.)
Получается: смотрю чуть дольше, чем определено мне моим труднообъяснимым страхом. Чтобы внушить себе: я – хозяйка, смотрю куда хочу и сколько хочу.

Я не люблю зависимости, поэтому друзья считают меня сильной. На самом деле это выглядит иначе: не люблю, потому что страдаю от всякой, даже малой, зависимости. Я слабая.

Collapse )

МИДИИ НЕ РОДЯТ ЖЕМЧУГ



Леонид НЕТРЕБО

МИДИИ НЕ РОДЯТ ЖЕМЧУГ

1. Ихтиандрик

– А это что там, белое, вроде пены? – спросил Николай у начальника лодочной станции, по всей видимости, хронического почитателя Бахуса, чей виноградно-кислый дух насквозь пропитал деревянную будку с обшарпанной вывеской “Прокат”.

– Мидии, – коротко ответил лодочник, обмахиваясь засаленным журналом и влажно моргая, – плантации. Белое – поплавки. Брать что будете – лодку, велосипед?

– А сколько до них?

– До мидий? Миля. На лодке, без опыта, спина в мыле, – полчаса.

– Беру лодку. На сто двадцать минут.

– Ну-ну… – лодочник лениво качнул подбородком в сторону причала: – Вон ту, красную, – и слегка посуетился, нахмурив брови: – Только осторожно!.. А то отвечай за вас. Потом скажите – не проинструктировал. Если что, я вас туда не сватал. – Он раскрыл регистрационный журнал и, напялив на красный нос очки с грязными стеклами, возвестил тоном армейского командира, почти прокричал: – За вторые буи не заплывать!.. Спасательный жилет даю, как инвентарь. Все понятно? – Он повертел головой, как бы ища свидетелей, и перешел на нормальную речь: – Нырять умеешь? За крупными – глубже. Сверху – фраера давно ободрали, мелочь одна. Отваришь, поджаришь в масле, и с пивом – м-мм!.. Деликатес – во!.. – И уже вдогонку, когда Николай отчалил от дощатой пристаньки: – Рубашку надень, сгоришь!..


Collapse )

Сон Валерии эН-ской №1

Сон Валерии эН-ской №1

…Обычным вечером Валера заглянула в муть Интернета и зорким взглядом сквозь толстые линзы привычно выковыряла зерно из плевел. Сегодня зерно, определившую тему работ для мозга, назывался так – «Пожары в Сибири».

Радостно тряхнув тройным подбородком и напевая известный оптимистичный припев из «Venus»: «She's got it, yeah, baby, she's got it!» - она стала сочинить партийный трактат с рабочим названием «Влияние городского задымления в недоразвитых странах потенциально цветных (оранжевых, розовых, тюльпановых, голубых и пр.) переворотов на паническо-климаксическую активность электората Ж.П.Б(в+). (Женского Пола Бальзаковских и свыше возрастов) в свете неопределенно-протестных проявлений предвыборых периодов, и использование оных на благо демократическо-либеральных побед и общечеловеческих ценностей под жертвенным патронажем более развитых демократий ведущих режимов». 

Но устала от одного названия, зевнула, и перешла на слагание  речёвки для скаутов - детей профессиональных либералов, сурово отдыхающих в концентрационно-элитных лагерях, отгороженных от посягательств кровавых режимов. И застучала по клавишам, привычно взяв за шаблон известную всем истинным борцам формулу: «Если в кране нет воды…»

И получилось:
«Кто шагает дружно в ряд? - демократиков отряд!
Если в кране нет воды, виноваты «медведЫ»!
Над Сибирью дым и мат! - это Путен виноват!
Ай, дыдЫ-дыдЫ-дыдЫ! Будем вечно молодЫ!»

Collapse )

ЛУНАТИК

Леонид Нетребо

Лунатик

Гоша, мой сосед по комнате, был лунатиком. Каждую ночь, часа в три, он поднимался с постели, напяливал брюки, обувал тапочки, вставлял в рот сигарету, зажимал в ладошку спичечный коробок и выходил из комнаты.

Поскольку санитарно-гигиенические удобства находились в дальнем конце коридора, то ещё с полминуты я слышал его удаляющиеся шаги.

Те из студентов, кто изредка заставал его в это время в туалете, рассказывали, что он молча, не закрывая дверцу кабинки, пристраивался на унитазе, выкуривал сигарету, потом, как полагается, шёл в умывальник и после этого возвращался в комнату. На первый взгляд, всё как обычно. Но все понимали, что это не Гоша, а его автопилот.

Уснуть мне до возвращения «ушедшего на автопилоте» не удавалось, а поскольку и я был курящим, то тоже неспешно вставал и выходил из комнаты. Обычно я встречал его уже возвращающимся. Георгий, всегда уверенно, как танк, занимая середину коридора, шёл навстречу – и я на всякий случай сдавал вправо, почти прижимаясь к стене. Лунатик проходил мимо – серьёзное лицо с полуоткрытыми глазами. Обращать его внимание на себя, вставать на пути или окликать я не решался, понимая, что тревожить блаженных странников в активном цикле их космического полёта чревато непредсказуемыми последствиями.

Collapse )

ЛЮГРУ

Леонид НЕТРЕБО

ЛЮГРУ

Некогда я закончил автошколу ДОСААФ в провинциальном городе солнечного Узбекистана, где имел счастье родиться и прожить детские и юношеские годы.

…Группа семнадцати-восемнадцатилетних курсантов, будущих водителей-профессионалов, именовалась несколько сурово и таинственно для нашего юношеского понимания: спецконтингент. Причина была в том, что учились мы от военкомата, который готовил кадры для Советской армии. Занятия посещали вечером, хотя имелись и дневные группы. Каждый из нас где-нибудь работал на ученических должностях слесарей и строителей – это было уже хорошо для предармейского периода. Некоторые сверстники, в отличие от нас, слонялись без дела, умудряясь в эту неустойчивую пору не только стать завсегдатаями инспекций по делам несовершеннолетних, и даже конкретно КПЗ, но и вполне взросло схлопотать «статью», которая в дальнейшем открывала горизонты отнюдь не радужные.

Collapse )