netrebo

Category:

Сон Валерии эН-ской №1

Сон Валерии эН-ской №1

…Обычным вечером Валера заглянула в муть Интернета и зорким взглядом сквозь толстые линзы привычно выковыряла зерно из плевел. Сегодня зерно, определившую тему работ для мозга, назывался так – «Пожары в Сибири».

Радостно тряхнув тройным подбородком и напевая известный оптимистичный припев из «Venus»: «She's got it, yeah, baby, she's got it!» - она стала сочинить партийный трактат с рабочим названием «Влияние городского задымления в недоразвитых странах потенциально цветных (оранжевых, розовых, тюльпановых, голубых и пр.) переворотов на паническо-климаксическую активность электората Ж.П.Б(в+). (Женского Пола Бальзаковских и свыше возрастов) в свете неопределенно-протестных проявлений предвыборых периодов, и использование оных на благо демократическо-либеральных побед и общечеловеческих ценностей под жертвенным патронажем более развитых демократий ведущих режимов». 

Но устала от одного названия, зевнула, и перешла на слагание  речёвки для скаутов - детей профессиональных либералов, сурово отдыхающих в концентрационно-элитных лагерях, отгороженных от посягательств кровавых режимов. И застучала по клавишам, привычно взяв за шаблон известную всем истинным борцам формулу: «Если в кране нет воды…»

И получилось:
«Кто шагает дружно в ряд? - демократиков отряд!
Если в кране нет воды, виноваты «медведЫ»!
Над Сибирью дым и мат! - это Путен виноват!
Ай, дыдЫ-дыдЫ-дыдЫ! Будем вечно молодЫ!»

Настроение Валеры настолько возвысилось, что она решила перейти на здоровый образ жизни и не пить на ночь, а просто попрыгать на скакалке под собственную речёвку, пока где-то у соседей-ватников с советской ДСП-шной полки не упадёт какая-нибудь ваза в форме совка. Отчего запыхалась и уснула счастливой, как пионерка с (из) лагеря «Артек», не обращая внимания на стук соседей снизу шваброй по ненатяжному сов-полотку.

…И ей приснился странный сон. 

Окраина Парижа, 1926 год, весна…

Будто она сидит сестрой милосердия у одра хворающего Симона Петлюры…

- Ты хто, дочка? - слабо вопросил Симон, напрягая подсевшее от болезни зрение. - Нэ жидовка?

- Не, батька, - успокоила его Валера, привстав, качнув бедрами и поправляя шаль с каймою. - Козачка!

- Бачу! - недоверчиво простонал Петлюра.

Закрыл было глаза, но опять забеспокоился, всмотрелся в угол.

- А то вон хто в углу стоить? То не жид?

- Не, батька, - улыбнулась Валера, - то фикус.

- Погано жидовско имя!.. - возмутился Петлюра.

- Да не, то ж растеня такая, дерево! - прокряхтела Валера, поправляя подушки, думая про себя, какое же это всё-таки низкое коварство - полуживого забавлять, ему подушки поправлять… вздыхать и думать про себя...

Петлюра опять забеспокоился, нащупал под подушкой наган.

- Покушения боюсь, козачка, от них ведь всего ожидать можно!

- Тут, батька, ничем помочь не могу, - вздохнула Валера, - чему быть, тому ж не миновать, как грица, и холод и сеча тебе ничего, но примешь ты смерть от коня своего!

- От жида своего… - эхом отозвался батька.

- Зато тебе, батька, за все твои гуманитарные проявления и добрые дела, в эпоху демократии, президент в одной щирой стране памятники поставит… И почтовые марки выпустит.

- Брешешь, цыганка! 

- Блябуду! - Валера перекрестилась, как могла, снизу вверх и слева направо.

- Ты мне, мабуть, снишься… Чудеса! Значит, не иначе к тому времени всех шварцбурдов изведут, коли такое станет возможно?

- Да не, батька, просто есть такое понятие как политическая целесообразность. То есть истинные демократы ничем не брезгуют.

– Демократы? Так то ж жиды!

Валера поморщилась:

- Забодал ты, батька, своей вопиющей политической близорукостью!

- Застрелю! - батька полез под подушку, но Валера его успокоила:

- Я твой левольверт на всякий случай разрядила...

Как ни странно, Симон успокоился и миролюбиво спросил:

- А кто там командир сейчас?.. В той стране… Из того времени, из которого ты мне снишься? Случаем, не… 

Валера напряглась.

Симон выдохнул:

– …Не москаль?

Валера тоже выдохнула, шмыгнула носом: 

- Не, батька, не москаль.

-- Отож, есля б москаль, то разве нам памятники бы ставили!

– Точно, батька, если бы москаль, то куды б там, ага. При коммуняках – хрена бы с два! Гм-хм-мня… Ладно, батька, замнём, а то запутаемся.

– Хорошо, дочка… – Симон прищурился. – А то вон у стенки… Хто разлёгся, щербатый? То не жид?

- Не. То клавесин… чи спинет! - ответила Валера, но видя, как встрепенулся Петлюра, потянувшись к шашке, виновато затараторила: - Тю ты с этими именами! Да струмент это, рояля типа такая! Кадрилю играть, гопака с выходом.

Но батька не поверил:

- Так у него ж зубы, дывись, яки крупные, жидовские, аж жовтые!

- Да то ж клавиши, твою жеж мать! - Валера звонко шлепнула себя по чреслам. - Из слоновой кости!

Петлюра закрыл глаза, затих. Но через минуту из-под век побежали слезы, и он плаксиво пожаловался неизвестно кому:

- Вот жиды! Слоника сгубили!..

…Валера проснулась, как бывает, на интересном месте. Быстро сбегала к умывальнику, крутнула кран. Вода – была! Валера, наклонив голову, напилась прямо так, от струи, как в детстве из школьной колонки.

Вот, блин, подумала она, от хорошего сна - как с похмелья. И сбросив жаркую «ночнушку» уснула в мечтах о прохладе. И ей как по заказу приснилась зимняя Сибирь, заснеженная река, где симпатичный усатый коммуняка, оглядываясь и посверкивая фиксой, почему-то убегал от неё на лыжах, а Валера, в валенках на босу ногу, утопая в снегу, бежала за ним и, задыхаясь, темпераментно продолжала «Venus»:

«Well, I'm your Venus, I'm your fire

At your desire!»

И стылая таежная река из-под толщи льда вторила ей, как либеральная, но человеческая душа из-под политической целесообразности…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.